Для ювелиров настали новые времена - Новости бизнеса - KOTLYARS.COM

Для ювелиров настали новые времена

О том, как личная коллекция минералов оказалась на помойке, кто стоит за уничтожением в России культуры потребления драгоценных камней и почему ювелирам скоро придется выбирать между бизнесом и тюрьмой, рассказал в интервью агентству Rough&Polished Владимир Збойков, исполнительный директор Отраслевого отделения по драгоценным металлам и драгоценным камням ФМОС «Деловая Россия».

Оборот драгоценных камней в нашей стране крайне зарегулирован. Как это сказывается, с вашей точки зрения, на внутреннем рынке? И в чем причина столь медленного изменения законодательства в этой сфере?

Увы, отрицательно сказывается. В нашей стране до сих пор нельзя ни купить, ни продать минералогический образец драгоценного камня для личной коллекции, тое есть необработанный драгоценный камень, хотя на Западе все это продается и покупается совершенно свободно... Почему законодательные изменения тормозили – тоже понятно. В 2005 году я был помощником депутата и пытался лоббировать право на свободный оборот хотя бы коллекционных образцов. И не алмазов, а всех намного менее дорогих драгоценных камней, чтобы коллекционеры, например, могли приобрести кристалл или штуф с изумрудом на породе. Хотя и кусок кимберлита с алмазом – это тоже минералогический, интересный для коллекций… Мне четко сказали в АЛРОСА – и не пытайся, нам этого не надо. Я говорю, ну как же так? Ведь в ваших интересах и постепенное развитие внутреннего рынка, это одна из составляющих маркетинговой политики любой компании. Но мне доходчиво объяснили – «нас то, что внутри, не интересует». Самое обидное, что отделить алмазы от других драгоценных камней, переименовав отраслевой закон в «О драгоценных металлах и алмазах» тоже отказались – им и этого не надо.


Синтетические минералы действительно так дешевы и востребованы?

Все зависит от конкретного минерала. Если взять перечень камней, оборот которых у нас регулируются законодательно, то все не так однозначно. Например, синтетические белые алмазы дешевле природных аналогов на 40%. А вот синтетический корунд (и рубин, и сапфир) стоит копейки, это же касается отчасти синтетических изумрудов и александритов. Вы же понимаете, что синтетический алмаз в разы дороже едва ли не любого природного сапфира? Юридически, недрагоценный алмаз во многие разы дороже драгоценных рубинов, сапфиров, изумрудов? Только вот опять все упирается даже не в производство, а в законодательство, в закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» и в ту самую 191 статью [Статья 191 УК РФ. Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга – прим. ред.], по которой эти драгоценные минералы нельзя даже хранить в коллекциях в необработанном виде.

Но ведь уже подготовлены поправки, по которым синтезированные минералы не будут приравниваться к природным?

191 статью УК РФ надо в принципе отменить! Она не имеет аналогов в мире, нигде нет такой, ну, разве что в братских странах бывшего СССР. Запрет на оборот драгоценных камней, то есть на хранение, банальное хранение... Я хотел написать в свое время статью на эту тему под названием «Исповедь дурака». Суть истории в том, что когда-то я коллекционировал камни, у меня были красивые штуфы с бериллами, близкими по цвету к изумрудам, купил их в самом начале 90-х годов, были какие-то там кристаллики корундов с цветом, близким к сапфирам и рубинам и так далее. И где-то в 2000 году я увидел на «Симфонии самоцветов» [выставка – прим. ред.] один штуфчик с непрозрачным, но красивым изумрудом – и купил, не смог удержаться. Оказалось, что я купил его у… полковника МВД, и когда это понял, то, естественно, подумал, что нарвался на контрольную закупку. И тут у меня случился настоящий приступ паранойи: сажусь в машину – и он садится, трогаюсь – и он трогается, еду к дому – а он за мной по пятам…

Догнал и завел на вас дело за незаконное хранение? Или эта история с хорошим концом?

С относительно хорошим. Потом я, конечно, понял, что ошибся, но все равно, у страха глаза велики. Зашел домой и думаю – вот сейчас вот эта 191-я статья мне в дверь позвонит, и все, приплыл. Я в панике собрал все свои бериллы и корунды в мешок, выбежал из дома и выбросил их на помойку, к чертовой матери. Хорошие деньги, между прочим, выбросил, не миллионы, конечно, но хорошие. С того момента я, конечно, больше уже ничего не покупал. Хотя на самом деле, что преступного я совершил? Собрал на свои деньги коллекцию минералов и хранил ее?

Кстати, спасет ли рынок отмена этой статьи? Что произойдет, если ее отменят?

Увы, поздно. Культура потребления камня в России уничтожена. Вы просто опросите посетителей, к примеру, «Симфонии самоцветов», можно ли вообще их продавать? Ну, хотя бы кольцо с бриллиантом. Вот ведь оно, естественно, свободно продается... И вам ответят, что «в магазине можно, а так просто продать нельзя»... У нас же население реально запугано, культура потребления природных камней убита, а все такие выставки – они, по большому счету, полулегальные. И если сейчас введут контроль за оборотом полудрагов [полудрагоценных камней – прим. ред.], то всё, это означает, что миллионы наших сограждан окажутся преступниками. И каждого из тех, у кого полудрагоценные камни – так или иначе – присутствуют дома, можно будет привлечь за хранение. Ну, а внутренний рынок просто умрет, и всё. Но кому до этого дело?

То есть вы, наоборот, ожидаете ужесточение законодательства? И кому выгодно в конечном итоге «закручивание гаек»? Государству?

Не уверен. Понимаете, сейчас все экспортируется. Куда «Ростех» гонит весь янтарь? В Китай. Куда идет нефрит, который они добывают? В Китай. Куда изумруды? В Индию. Поэтому и грустно видеть то, что сейчас происходит... Это последствия той политики, которая проводилась последние десятилетия. И я не вижу в этом соблюдения интересов государства, никаких сумасшедших дивидендов оно не получает. АЛРОСА всегда была монополистом, сейчас «Ростех» под себя полностью подмял добычу цветных камней. Ну, а населению нельзя вообще ничего, ни покупать, ни продавать, даже хранить драгоценные камни в необработанном виде – и то нельзя. Но почему?!! Это что, наркотики? Оружие? Почему нельзя, если во всем мире можно? Приезжаешь в Шри-Ланку – человек идет, у него карманы набиты сапфирами, и никому до этого нет дела. Он заплатил пять долларов за лицензию на торговлю – и торгует, заплатил 10 долларов за лицензию на добычу – и добывает.


Если вернуться к законодательным инициативам, то правильно я понимаю, что Минфин собирается все-таки воспользоваться какими-то из ваших предложений?

Да, благодаря, по моему мнению, очень здравомыслящему человеку, Юлии Гончаренко [заместитель директора Департамента государственного регулирования в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней и валютного контроля Минфина РФ - прим. ред.], нам удалось добиться колоссального прорыва. В частности, мы смогли перевести дискуссию с Гознаком о специальных защитных бирках в режим нормального обсуждения. Первоначальная их идея, как можно предположить, заключалось в том, чтобы продавать всем ювелирам такие бирочки, расходный материал, который будет стоить ровно столько, за сколько Гознак их ювелирам продаст. Ну, а у ювелиров не будет права использовать для этих целей что-то другое. Сегодня в Гознаке меня заверили, что от этой идеи они отказались. Впрочем, если отказались сегодня, то не факт, что завтра не введут. Что стоит на самом деле Гознаку, если он будет контролировать маркировку ювелирных изделий, взять и заложить использование в ювелирной отрасли специальных защищенных бирочек?


А в чем проблема? У нас же много талантливых ювелиров, которые делают действительно уникальные украшения.

Ювелир сталкивается с проблемой – он приехал на зарубежную выставку, инвестировал в поездку деньги. Но чтобы раскрутить бренд, надо сперва одному продать, потом другому, так постепенно он и станет узнаваемым. Но этого нельзя сегодня делать – продавать на зарубежных рынках в розницу – контракт требуется… А если нельзя раскручивать бренд, то тогда что? Надежда на то, что кто-то увидит, скажет «ах какой дизайн» и заключит контракт на 10 лет вперед? Это иллюзия, не бывает такого. И опять же, масштабы капитализации любого нашего ювелирного предприятия и каких-нибудь зарубежных фирм несопоставимы. Чтобы раскрутиться на внешних рынках, нужно вкладывать огромные деньги в маркетинг, в промоушен.

Но ведь вы сами отмечаете, что, например, тот же Минфин сейчас стал относиться к ювелирам значительно дружелюбнее?

Да, конечно, Минфин сегодня гораздо более дружелюбная структура, чем еще несколько лет назад. Но, во-первых, от них далеко не все зависит, а во-вторых, как бы мы этого ни хотели, существуют еще и силовики, у которых к ювелирам имеется свой интерес – контроль, показатели раскрываемости преступлений и так далее. Они что, будут пилить тот сук, на котором сидят? Наивно было бы ожидать, что они придут и скажут «нет, вот не надо это контролировать, мы считаем этот сектор не нуждается в таком строгом и жестком контроле».

Ну, это общая позиция, вряд ли ювелирная отрасль имеет такое большое значение для силовых структур.

Тем не менее, как внутри МВД, так и внутри ФСБ существуют подразделения, которые специализируются на драгметаллах и драгкамнях. Они же не будут сами себя лишать кресел и сами себе сокращать штатное расписание? Кроме того, у них естественная потребность развиваться, вводить все более жесткое регулирование. Их нельзя в этом обвинять, это их форма жизни, способ существования, абсолютно естественный процесс.

Роман Бизюков, Rough&Polished

2018-09-28